Дарить людям зрение. По следам Берлинского конгресса D.O.G.

Наверное, если сказать, что Ростов — один из европейских центров офтальмологии, то многие, даже имеющие отношение к медицине, удивятся. Ну Москва с ее МНТК «Микрохирургия глаза» и институты Гельмгольца, ну Одесса с ее филатовским институтом, но Ростов? Да, и Ростов с его офтальмологическим центром «ИнтерЮНА» , которым вот уже 12 лет руководит доктор медицинских наук, профессор Российского национального медико-хирургического центра Минздрава РФ, действительный член Германского офтальмологического общества Юрий Иванишко. В действительности титулов у Юрия Александровича намного больше (сам он после первых шести о них говорит так: «и прочее, и прочее...»), но мы не будем их все здесь перечислять.

Юрий Александрович совсем недавно вернулся из Берлина, где выступал с докладом на 102-м ежегодном конгрессе Немецкого офтальмологического общества (D.O.G.), уступающем по представительству и авторитету разве что всеевропейским и всемирным научным форумам, которые проходят раз в 5-6 лет. Достаточно сказать, что из 15 ученых , претендующих на научные сообщения, здесь обычно отбирается один. И дело не только в актуальности темы доклада, но и в его практической направленности, уровне самих докладчиков. Иными словами, такой доклад всегда должен представлять собой маленькое научное открытие, причем такое, до которого Европа еще не додумалась. Так вот, ростовские офтальмологи уже около 10 лет не только участвуют в конгрессах, в том числе и европейских, но и выступают там с докладами. И сообщения эти вызывают и активные обсуждения, и многочисленные отзывы в научной прессе. Так было и на этот раз с докладом Юрия Иванишко. Его тема формулировалась так: «Возрастные поражения зоны fovea (фовеа — центр сетчатки глаза ) Естественное течение и возможности лазерных вмешательств. Отдаленные наблюдения от 10 до 24 лет».

«ИнтерЮНА» и Юрий Александрович Иванишко своего рода пионеры лазерной глазной хирургии в бывшем СССР, Причем специализация и центра, и его генерального директора такова, что из лазерных «пушек» они не палят по воробьям., а выбрали для себя проблему мирового масштаба — патология глазного дна, именно болезни сетчатой оболочки глаза, которыми занимается ретинология.

С заболеваниями переднего отрезка глаза — катарактой, глаукомой офтальмологи давно уже научились справляться как при помощи скальпеля, так и при помощи лазера. По крайней мере, теперь они нечасто угрожают людям слепотой. Иная ситуация с болезнями, таящимися внутри глаза, в так называемом его заднем отрезке. От них страдают две трети офтальмологических больных, а причина — диабетические и дистрофические поражения сетчатки, которые далеко не всегда наступают в преклонном возрасте. Статистика в этом плане очень печальна. Например, 10% больных, страдающих диабетом более 10 лет, угрожает потеря зрения.

Офтальмологи из Ростовского центра «ИнтерЮНА» более 20 лет назад бросили вызов коварной болезни, которая почему-то поражает в основном людей белой расы. Причем изначально планку для себя подняли очень высоко — результаты лечения должны быть максимальными. Выступая на 1-м Всероссийском семинаре офтальмологов в Ростове «МАКУЛА-2004», организатором которого была «ИнтерЮНА», Юрий Иванишко сказал по поводу публикации в зарубежном журнале, что если при лечении одной из патологий считать приемлемыми результаты, когда 90% больных сохраняют способность читать, а 67% сохраняют остроту зрения вдаль 0,5, то надо признать: эффективного метода лечения болезни не существует.

В «ИнтерЮНе» разработан свод критериев, своеобразный стандарт, исходя из которого должны оцениваться результаты операций и, в конечном счете, успех лечения. Он называется «Идеал-85», и, чтобы достичь его по всем параметрам, потребуется не один год. Но офтальмологи «ИнтерЮНы» день за днем, год за годом настойчиво идут к своему идеалу. В Европе, например, считается нормальным, если после применения лазерной хирургии на сетчатке пациенту с диабетом раз в полгода приходится проводить повторный сеанс. Наши офтальмологи делают это не чаще, чем раз в полтора-два года — чаще просто нет необходимости.